Архиерей

Митрополит Феофан (Ашурков) 13 июля 2015 года решением Священного Синода был назначен главой митрополии Казанской и Татарстанской. Таким образом, в этом году 13 июля исполнилось ровно пять лет его служения на Казанской кафедре, и подведение неких итогов этого служения представляется весьма логичным.


Правда, верующему мирянину писать свои суждения о священноначалии вообще как-то не принято. Но поскольку я не только мирянин, а в своей общественной деятельности соприкасаюсь со многими сложными вопросами социального служения церкви и её взаимодействия со светской властью, думаю, следует дерзнуть. Максимально отстраняясь от всех человеческих ситуаций и воздерживаясь от оценочных суждений. С Богом!

 

В конце концов, с одной стороны, вряд ли ещё кто-то «изнутри» митрополии Казанской и Татарстанской возьмётся что-либо кроме ненужных восхвалений написать о пятилетнем служении владыки Феофана в нашем крае. А с другой стороны, я не напишу тут ничего особенно нового, зато самому владыке это может оказаться полезным в дальнейшем его служении.

 

Нужно сказать, что наша митрополия – участок, ох, какой непростой. Исторически последнее столетие перед революцией здесь, конечно, доминировало русское православие, а к русским примыкали и другие православные по преимуществу народы Поволжья – чуваши, марийцы, мордва, удмурты, и конечно, кряшены, которые стоят на острие русско-татарского и православно-исламского комка взаимодействия. Однако с начала эпохи возрождения религиозного сознания конца 80-х годов прошлого века в силу одновременного возрождения самосознания нерусских народов бывшего СССР и их этнической мобилизации, Татария стала больше татарской, мусульманской. Здесь сформировалась практически моноэтническая татарская власть, конечно, стали повсюду стремительно возводиться мечети. Даже в казанский кремль – памятник чисто русского православного зодчества, возведённый постником Яковом и Иваном Ширяем – теми самыми создателями Храма Василия Блаженного, что на Красной площади в Москве, умудрились огромную мечеть воткнуть. Бетонный новодел посреди исторического памятникаXVIв. в «лихих девяностых» строили турки. Доходило до того, что региональный правитель во время заграничных поездок по странам Ближнего Востока мог позволить себе совершенно безнаказанно назвать наш регион России мусульманской республикой, а в детские учреждения без согласования с родителями закупалось халяльное питание.

 

Вообще, ещё в 2014 году зафиксировано, что в Республике Татарстан действует уже 1524 мечети (в основном построенных как раз за последние десятилетия) и только 331 православная церковь, включая часовни, молельные дома и молитвенные помещения. При этом сотни некогда великолепных церквей, построенных ещё при царской России, стоят здесь заброшенные, в мерзости запустения, руинируются. Кстати, в том же источнике 2014 года приводятся данные буквально о жульничестве региональных властей, которые к цифре 331 то припишут храмы других христианских конфессий вплоть до сектантов, то вообще – те самые заброшенные и руинирующиеся церкви – позор нынешних региональных правителей.

 

Исламизация республики была доведена до разрастания в регионе радикально-террористического уровня. Дело дошло до многочисленных поджогов и осквернения православных церквей и даже перестрелок ваххабитов с сотрудниками ФСБ в городских жилых домах. Среди наших героев были раненые и убитые «Полиция иФСБ вступили вперестрелку сбоевиками вКазани» – писали СМИ. Ничего так – в самом центре России?!

 

Можно перечислять и другие многочисленные перекосы в регионе в области религии, но и так ясно, что исправлять их кому-то и когда-то придётся. И очень много, конечно, тут зависит от позиции митрополита. Прежний владыка Анастасий явно не годился на эту миссию. Он – человек к инородческой и иноверческой правящей региональной власти весьма услужливый, тем более, не просто целиком от неё зависимый, а, как говорят в таких случаях, «на крючке» у неё. Сейчас уже редко кто не знает о его нетрадиционной ориентации, также было известно о его тесном сотрудничестве со спецслужбами ещё в советское время, когда они определённым образом добывали информацию о диссидентах и прочих свободолюбивых и «неблагонадёжных» элементах, в том числе и в церковной и около церковной среде. Поэтому прежнего владыку и не трогали. У него даже был «свой» банк «Заречье», руководство которого, кстати, относительно много делало в плане восстановления церквей и монастырей и строительства новых храмов. Но всё это строительство и восстановление принципиальной картины не меняло. Поэтому когда в митрополию был назначен новый архиерей, все логично ждали серьёзных перемен, ряд СМИ прямо указывали, ссылаясь на Московскую патриархию, что данное назначение послужит «усилению церковного присутствия» в Татарстане.

  

А я всегда говорил, что нашему «особому» региону в качестве православного архипастыря нужен настоящий воин Христов. Вот, и забрезжили надежды!

 

Владыка Феофан к моменту своего назначения в Казань, во-первых, уже был известен как «строитель». Во-вторых, как человек, имеющий богатый опыт работы в преимущественно иноверческой среде, конкретно, среди мусульман, включая горячие точки и Сирию. В-третьих, и это, наверное, самое важное, он был известен как человек независимый, умеющий выстраивать самостоятельную линию взаимоотношений со светской властью. И в целом, даже среди равночинных архиереев, это – личность выдающегося масштаба. В конце концов, это он был переговорщиком с «мятежным» парламентом России осенью 93-го. Правда следом парламент был расстрелян из танков и тяжёлой артиллерии…

 

В общем, оснований ожидать серьёзных перемен к лучшему для православия в Татарии с приходом владыки Феофана в Казань на митрополичью кафедру было более чем достаточно, и они сразу начали подтверждаться.

 

И первые же дни своего служения новый владыка буквально взорвал информационное пространство многими заявлениями. В частности, когда он назвал Казань русской землёй уже через несколько дней по прибытии, на проповеди в главный для многих казанцев православный праздник – День Казанской иконы Божьей матери. Это выглядело как величайший прорыв и вызвало огромное воодушевление в православном народе Казанского края. Местное «министерство правды», холдинг «Татмедиа», просто не знало, что с этим делать, но слова, произнесённые владыкой Феофаном на многотысячном крестном ходе, и так мгновенно разлетелись, и не было только массового братания православных, такое воодушевление люди ещё боялись выражать слишком явно.

 

Следом он сделал ряд заявлений, касающихся православных объектов Казанского кремля. И это тоже весьма символично и удивительно. Ведь, как известно, несколько церквей там стоят вовсе без крестов, а в Дворцовой (Введенской) церкви демонстративно располагается «Музей истории государственности татарского народа и Республики Татарстан», а в алтаре – трон с чучелом татарского хана! А ещё – комплекс Спасо-Преображенского монастыря со святым кладбищем, закатанным сейчас в брусчатку, которую топчут туристы и зеваки. В Благовещенском соборе кремля, восстановлением которого на каждом углу хвалился первый президент республики Минтимер Шаймиев, до владыки Феофана, служили только несколько раз в году, а о воссоздании его колокольни вовсе «забыли». Новый владыка даже замахнулся на здание Архиерейской резиденции в Кремле, где до революции постоянно жили и работали казанские архиереи. Справа от неёнаходится и бывшая Консистория (епархиальное управление), где к нашему времени располагался Департамент внутренней политики аппарата президента РТ, как раз и управляющий всеми религиозными вопросами в регионе. Даже холодело на душе от таких перспектив. «Вот это архипастырь! Пусть теперь знают, кто прибыл и предоставят достойное место!» – неслось по рядам верующих православных, давно наблюдающих с тоской, переходящей в уныние, как русский православный Казанский Кремль постепенно занимают и хозяйничают там «новые владельцы». Эти намерения подтвердило выступление владыки Феофана нафоруме ЮНЕСКО в Париже в начале 2016 года.


Впечатляли и перспективы возрождения Казанской духовной академии, о которых говорилось уже не раз и владыка Феофан сразу заявил по прибытии в Казань. Если бы удалось вернуть под эти цели историческое здание в самом центре Казани, которое занимала городская больница № 6, построив под неё новые современные помещения – это был бы настоящий прорыв православия в масштабах страны и крупнейшая личная победа митрополита на уровне патриархии!


Обещал владыка Феофан и «Основы православной культуры» ввести(наш регион единственный в России, где этот предмет административно исключён в школах). Обещал и вплотную заняться восстановлением очень символического Храма-памятника православным воинам, погибшим при взятии Казани и присоединении Казанского ханства к России в 1552 г. Иоанном IV Грозным. Отчасти я отразил своё видение ситуации о первых шагах владыки Феофана в своих публикациях Закаты и восходы митрополии Казанской и Татарстанской и На приёме у митрополита Феофана (Ашуркова)

 

Но я сразу ещё в этой первой публикации не уповал, как иные, на «чудо» в связи с приходом нового и совсем иного уровня владыки. Да и есть у нас проверенная тысячелетней практикой поговорка «чудес не бывает».

 

Правда, почти чудом возник и теперь реализован прекрасный проект – воссоздание исторического Собора в честь Казанской иконы Божьей матери на территории Казанского Богородицкого монастыря. На летнюю Казанскую 21 июля 2016 г. впервые в Казань приезжал патриарх Кирилл! Им, вместе со спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным,представителем Президента в ПФОМихаилом Бабичем и местными руководителями,была заложена золотая капсула с посланием потомкам, а камень в основание фундамента собора, заложил поверх капсулы владыка Феофан! Это поистине историческое событие, и если бы годом ранее сюда на служение не был бы поставлен митрополитом Казанским и Татарстанским владыка Феофан – не известно, возможно ли было бы такое!

 

И сейчас громадный собор Казанской иконы Божьей матери – точная историческая копия разрушенного при большевиках – уже стоит, великолепен! И вот-вот его откроют для верующих и туристов.

 

Поистине – чудо. Но на этом чудеса здесь, в Казанском крае, что касается православия, пожалуй, и закончились.

 

Более того, этим чудом не только удачно «отчитываются» сильные мира сего, «симметрично» возведя в г. Болгар исламскую академию. Этот последний факт отнюдь не плох, но теперь вопрос дальнейшей помощи региональной власти церкви и лично владыке Феофану (его приоритетным проектам), по всей видимости, закрыт и надолго.

 

Так, читая недавнее обширное интервью, данное владыкой известному изданию «БИЗНЕС Онлайн» в отрезке, касающемся православной академии, мы читаем, что не только перспективы её создания сейчас весьма туманны, но уже и вопрос исторического здания в центре города – закрыт навеки. Владыка Феофан даже назвал это место «злачным», что не совсем соответствует действительности, но ситуационно вполне понятно. Речь теперь ведётся о территориях на задворках города, да ещё в стиле «Думаю, найдем компромисс с властями по поводу здания для академии» и «Во всем нужен разумный подход». Такая риторика явно свидетельствует о том, что дела совсем плохи. И при такой ситуации какие уж там теперь объекты на территории Казанского кремля?!

 

Но владыка Феофан почему-то всё время хвалит правящее руководство, прямо не упустит момента, чтобы не похвалить – и на церковных-то проповедях, и с праздниками-то всеми их поздравляет. Люди даже возмущаются, мол, к месту и не к месту, а главное – за что? Ладно было бы основание… Принципиально ситуация с оказанием помощи Церкви властями не поменялась, и «своего» банка-спонсора у нынешнего нашего владыки так и нет. А что говорить про районы республики, где царит банальный азиатский феодализм? Я об отсутствии взаимодействия глав с приходами и настоятелями как о системной проблеме писал региональному руководству – и частными письмами, и публично, последний раз коллективно, вместе с мусульманами. Безполезно, аппарат президента Республики Татарстан обращения граждан и организаций вообще игнорирует. По этой причине невнимания к нуждам церкви глава района, татарин, может себе позволить вызвать «на ковёр» русских батюшек, которые своим ходом через десятки километров добираются, да провести «совещание» ни о чём за 30-40 минут, и отпустить их, обескураженных «с миром». Разумеется, отчитавшись потом перед руководством республики, о том, как он неустанно взаимодействует с представителями традиционных конфессий. Речь конкретно о главе Высокогорского района Рустаме Галиулловиче Калимуллине – том самом, который печально прославился тем, что в своё время установил в столице своего района новогоднюю детскую ёлку с… исламским полумесяцем на вершине. Уж тоже больше 5 лет прошло со времени того скандала, а «Васька слушает да ест». В том же своём родном тёплом кресле, как прирос. И, кстати, это в Высокогорском районе позором стоят десятки разрушенных церквей. А ему хоть бы что, но ведь с него, нерадивого, никто и не спрашивает!

 

А другой совершенно дикий случай произошёл уже как раз в почти сплошь русском Лаишевском районе Республики Татарстан. Там в кряшенском селе Ташкирмень как раз незадолго до приезда Патриарха Кирилла на освящение в Казани начала воссоздания исторического Казанского собора, того самого чуда, в ночь после праздника Петра и Павла с 12 на 13 июля 2016 г. был снесён шестиметровый Крест- Распятие художественной отливки и ковки! Указание о сносе святыни давал как раз местный феодал, депутат-единоросс, пресса об этом очень много писала, но только местная, но дело не в этом.

 

Дело в том, что когда владыка Феофан узнал о событии, он без лишних эмоций сказал, что крест восстановят и даже, что договорится и с главой администрации района и сам лично приедет освятить крест, попутно «на всякий случай» устроив батюшке, попросту говоря, обструкцию. Напуганный владыкой батюшка молчал, как рыба, хотя мог разразиться праведным гневом, и его поддержали бы все, даже рыбаки, которых в эти места приезжает за зиму сотни тысяч взрослых мужчин. Владыка не приехал, не освятил. Крест провалялся несколько месяцев в районном СК, потом батюшка почти тайком вывез его обратно, огромный Крест- Распятие провалялся за алтарём церкви в той самой брошенной всеми кряшенской Ташкирмени, а потом за ним приехал раздражённый бездействием батюшки и митрополии благотворитель, и увёз крест в неизвестном направлении. Длилась вся эта тягомотина больше года. По итогу: дело против феодала-единоросса не возбуждено, Крест не восстановлен. А ещё глава района перешёл править в другой, более престижный район. А что, никто ведь с него не спросит!

 

Серьёзная проблема для внутренней жизни многих епархий Русской Церкви – немотивированное перемещение любимых народом хороших батюшек. Зачем это делается, мне непонятно. Чтобы служба мёдом не казалась? Есть эта проблема и у нас.

 

Вот, к примеру, столица русских песен, знаменитого фестиваля русского фольклора «Каравон» (хоровод со старорусского местного диалекта) Русское Никольское, тот же Лаишевский район. «Каравон» – гордость Общества русской культуры Республики Татарстан, наша победа! Приснопамятный визит митрополита на праздник, краткая, но яркая запоминающаяся речь в отличие от непонятных «гостей» из Крыма, которые ни одного слова не произнесли о России и русском народе (зачем вообще таких сюда зовут?). Однако, к сожалению, владыка не нашёл времени зайти в храм Николая чудотворца, что находится тут же, буквально в 30 метрах от места его выступления, хотя настоятель и прихожане его очень ждали несколько часов. Но это – ладно, времени, может быть, просто не было, человек-то занятый, сказал речь, и надо бежать по важным делам.

 

Но зачем-то позднее владыка отлучил от прихода иеромонаха Петра (Рубана) – уважаемого, добросовестного пастыря, которого знала и почитала вся округа. Правда, владыка не раз говорил, что монахи должны служить в монастырях, а не по приходам, но ведь каждому знающему понятно, что этот формально справедливый принцип практически не реализуем, и в митрополии полно несоответствий этому принципу. В любом случае новому молодому настоятелю иерею Ярославу Филиппову, вынужденному перебираться в это село с семьёй, пришлось не только с чистого листа обустраиваться, но и налаживать практически приходскую жизнь. Ведь известно, что особенно на селе прихожане очень привязываются к своим батюшкам.

 

Вообще, владыка Феофан слывёт в нашей митрополии довольно жёстким архиереем. С начала своего назначения сюда он сразу заявил, что «батюшки на лексусах» переедут служить в деревенские приходы. Правда, потом он это особо не исполнял. Направление в «деревню» – одна из любимых тем владыки для острастки подчинённого священства. Наверное, это нормальная позиция начальника в отношении подчинённых, приемлемая не только в армии, но о других многочисленных случаях человеческой жестокости и даже мстительности в отношении любимых народом батюшек – и писать здесь не стану. Священники ведь люди очень уязвимые, начальством могут быть просто уничтожены, хотя начальство перед ними поклоны бить должно, ведь без этих батюшек вот таких важных, тех, которые в белых шапках с посохами и крестами и в золоте – просто не было бы. Да не только своих пастырей надо почитать, холить, лелеять и пестовать. Надо бы и с народом православным почаще общаться, а не только с кафедр и через СМИ. Православным людям к нашему нынешнему митрополиту просто не достучаться, на входе в митрополию охрана банально никого не пускает к нему, «пущать не велено», и делай что хочешь. Но люди, как известно, перед Богом все равны, и найдут ассимметричный ответ вопреки чьим-либо расчетам – какие бы хитрые чиновники не были, даже церковные. Но не только личное общение с архипастырем у прихожан и священства проблематично, ещё владыку Феофана крайне раздражают письменные обращения. И Дело не в том, что на них по правилам Гражданского кодекса нашей страны он обязан отвечать в месячный срок. Вот, смотрите, поступило письменное обращение прихожан. Можно просто проигнорировать, как успешно практикует собрат на светской «параллели» владыки. Так, впрочем, и бывает в большинстве случаев. Но иногда… Вдруг в церковь буквально врывается САМ, да со свитой, и настоятелю со всей братией такого натерпеться приходится! А причина проста, разведка выяснила, что кто-то из прихожан данного храма подписал обращение к архиерею. Итог – не ответ по сути и с любовью, а : «Всех уволю!»

Во всяком случае многие православные говорят, что весьма знаменитый в нашей митрополии покойный наместник Раифского монастыря Архимандрит Всеволод (Захаров), умер «не совсем своей смертью». Что накануне у него была «беседа» с правящим архиереем. Но с официальной версией «сердечный приступ» тягаться здесь не станем. Слава Богу, что я в своё время не принял благословения стать священником…

 

Если же говорить о нынешней пандемии, то известно, что по всей стране значительная часть мирян и священства не без оснований роптали на запреты посещения храмов во время этого «морового поветрия». В некоторых митрополиях эти запреты попросту игнорировали, где на отдельных приходах, а кое-где, как известно, и на уровне целых митрополий.

 

Но в нашей митрополии с подачи владыки Феофана – всё в максимальном соответствии с требованиями светских властей, как православная общественность не сопротивлялась. Например, стоит вспомнить обращение Общества русской культуры Республики Татарстан к главе региона Минниханову о недопустимости закрытия храмов на Страстной седмице. Как и говорилось выше, мы никакой реакции из Казанского кремля особо и не ждали. Но одно дело, иноверецы из регионального руководства, а когда родной архиерей выгнал из церкви бабушек в страстной четверг... Эти женщины, «пользуясь служебным положением», т.е. будучи работницами храма, подготовились как положено к причастию, а владыка их выставил, сказав, что и одной уборщицы для наведения порядка после службы достаточно будет. Да и в других храмах прихожанки жаловались, что им приходилось прятаться от грозного владыки и его окружения по свечным лавкам, дабы не оказаться выдворенными из церкви.

 

Но всё не проконтролируешь. И вот я узнаю, что в одном храме по воскресениям проводятся Пасхальные крестные ходы. Явился на службу, потом крестный ход, да ещё настоятель благословил наши хоругви со Спасом Нерукотворным и исторический имперский флаг развернуть. Будучи в откровенной эйфории, я коротко включил прямую трансляцию в социальные сети, разумеется, так, чтобы не «засветить» священство и сам храм. Но после понял, что сделал это совершенно напрасно. Понял, что чиновники из аппарата президента вместо того, чтобы заниматься решением реальных проблем, которые перед руководством ставит общество и, в том числе, русская общественность, круглосуточно «под лупой» разглядывают страницы социальных сетей общественных активистов. В общем, несмотря на то, что видео было мною потом удалено, его успели зафиксировать и расшифровать, и тут началось… Настоятелю стали названивать чиновники из АП РТ, а потом выволочку устроил и владыка Феофан.

 

Тут ситуация, конечно, непростая, поскольку мусульмане ещё раньше православных отказались от посещения мечетей, и, надо сказать, дружно и безропотно исполняли это требование светской власти. Поэтому, наверное, владыка и занял такую жёсткую позицию, не хотел «отставать» от муфтията.

 

Но вот что многих православных казанцев удивляло в связи с нынешним поветрием, почему было не благословить чисто молитвенное дело?! Есть в нашем крае знаменитая чудотворная икона Смоленская Седмиезерная Божья Матерь. Она дважды чудесным образом избавляла Казань от жесточайшей эпидемии чумы – в 1654 и 1656 годах. Крестный ход с этой иконой на 9 июля на день Тихвинской иконы Божией матери из Седмиезерного монастыря в Казань был столетиями одним из главных событий православной жизни края. 3 апреля владыка с сопровождением облетели Казань с этой и ещё Казанской иконами, которым читался акафист, и звучали молитвы об избавлении города от пандемии. А вот в исторически обусловленный день 9 июля, почему-то никаких событий, хотя вопрос этот звучал. Кстати, Общество русской культуры совместно со священством в 1996 году возродили этот праздник, но тогда он не прижился, а сейчас – самое время!

 

Хотя что уж тут возрождать праздник, если принято решение в день обретения Казанской иконы Божией Матери, 21 июля нынче обойтись без крестного хода! Хотя в не менее сложном Екатеринбурге в день памяти царственных мучеников 17 июля крестный ход прошёл. С соблюдением всех предосторожностей, разумеется. А на нашу Казанскую, собирающую десяток тысяч участников – не стали заморачиваться с мерами предосторожности – просто отменили. Не радостная тенденция наметилась последние времена у нас в митрополии – отменять церковные мероприятия, ссылаясь на рекомендации светских служб. Зимой отменили главную крещенскую купель по «рекомендации МЧС», теперь отменили по «рекомендации эпидемиологов».

 

Конечно, хоть и досадно это всё наблюдать и осознавать, но в большинстве случаев надо, наверное, смиряться и сказать, что владыке виднее. У него ведь своя нагрузка, своё служение, не нашего ума и не нашего уровня ответственности перед людьми и Богом. Но хорошо бы и с народом советоваться. Мы, миряне, всё-таки тоже Церковь...

 

Ну, подыгрывание власти – это ладно. Жить христианам рядом с мусульманами – дело, конечно, не простое, но как-то прижились за века, о шариатском государстве российские мусульмане, по крайней мере, речь не ведут, хотя переборов в силу описанных здесь перекосов – хоть отбавляй. Но зачем и в эту тему им подыгрывать правящему архиерею? Зачем в ИХ «светлый праздник» Уразу-байрам писать «этот светлый праздниколицетворяет собою высокое стремление к духовному обновлению»?Ведь написано же:«Не подобает хвалить чужую веру.Кто хвалит чужую веру, тот все равно, что свою хулит. Если кто будет хвалить свою и чужую, то он двоеверец, близок к ереси» (Преподобный Феодосий Киево-Печерский)

 

Да и далеко не всё из заявленного митрополиту Феофану удалось осуществить на деле, видимо, всё оказалось куда сложнее, как поначалу казалось. В частности, предмет «Основы православной культуры» вопреки его обещаниям по-прежнему нигде в школах республики не преподаётся. Но что самое обидное – нашему митрополиту никак не получается сдвинуть с мёртвой точки одно главное для русского православного человека дело. Это – церковь Нерукотворного образа Христа Спасителя, Храм-памятник православным воинам, павшим в боях при взятии Казани. «Много в Казани святых и славных памятников и среди них первое место принадлежит памятнику, под которым покоится прах русских воинов, убитых при взятии Казани, совершившимся 2-го октября 1552 года» – читаем мы выдержку из Казанского сборника статей архиепископа Никанора (Каменского) за 1909 год. Храм-памятник имеет высокий статус памятника федерального значения, однако никак не обретёт достойного статуса, соответствующего своему сакральному для России значению.


Наш уникальный Храм-памятник чудом уцелел в советское время, с 2000 года в течение 10 лет там проводились более-менее регулярные богослужения, теплилась приходская жизнь, из последних собственных сил прихожан и настоятеля протоиерея Фёдора Ситкина велись ремонтно-восстановительные работы. Надежды православных казанцев в отношении Храма-памятника забрезжили в 2005 году во время визита в Казань патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Прихожане и общественность с настоятелем выстроились напротив храма-памятника на пути следования патриаршего эскорта по Кировской дамбе от Казанского Кремля в Успенский Зилантов монастырь с дерзновенными надеждами. Но грянул сплошной стеной ливень, и патриарший эскорт, лишь сбавив скорость, проехал мимо. И так до сих пор. Храм-памятник стоит сиротой посреди реки Казанки в самом центре города напротив кремля, всеми брошенный. Регулярные богослужения уже не ведутся десять лет, последний год прихожане и общественность уже стали приходить и молиться самочинно, но то дамбу затопит, то, вот, теперь, запреты…

 

Когда владыке Феофану на его первой пресс-конференции задали вопрос о Храме-памятнике, он заверил, что будет заботиться о нём. Шло время. Но по-прежнему, то какие-то мутные тендеры проводятся по «восстановлению», а уже потом – по «проектированию восстановления», то товарищи из Средней Азии там бойко трудятся – явно отнюдь не специалисты по православной архитектуре, объект ведь крайне не простой… То татарские националисты требуют снести Храм-памятник, то испишут его колонны и стены красной краской надписями, как бы помягче, не подобающего объекту значения. Были и осквернения с ограблениями, а в канун летней Универсиады в мае 2013 года – вообще закладка самодельного взрывного устройства здесь была обнаружена.

 

Такая, вот, непростая церковь, и подход к делу её восстановления и налаживания приходской жизни, должен быть соответствующим.

 

Надо, конечно, признать, что вся эта тягомотина длится со времён ещё до приезда в Казань владыки Феофана.

 

Но, вдруг, о, чудо! В символический день Святой Троицы 23 мая 2018 г. Храм-памятник самолично посетил президент Республики Татарстан Рустам Нургалиевич Минниханов (разумеется, со всей свитой) вместе с митрополитом Казанским и Татарстанским Феофаном! Работы возобновятся! Об этом событии было много написано, однако, к сожалению, по прошествии двух лет ничего не изменилось, – Храм-памятник и сейчас совершенно запущен и всеми брошен.

В марте 2019 года Казань по приглашению митрополита Казанского и Татарстанского Феофана посетил главный редактор «Русской народной линии», председатель «Русского Собрания», Анатолий Дмитриевич Степанов, по результатам своей поездки Казань опубликовавший статью «Возрождается православная Казань», в которой был упомянут и Храм-памятник. Но уже в августе того же года на этом же ресурсе выходит моя статья «Татарская хитрость?», в которой подробно разбиралась схема «взаимодействия» региональных чиновников Республики Татарстан и их всемогущего информационного столпа «Татмедиа» с церковью…

 

Конечно, восстановление сотен некогда великолепных, а сейчас разрушающихся церквей, построенных в Казанской губернии в эпоху высокой духовности богатых русских людей, пока задача не реальная. Но восстановление Храма-памятника воинам, погибшим в боях, по сути, обеспечившим формирование России как безкрайней империи русского и других народов, ставших благими соработниками и соседями на Богом данной земле – задача вполне посильная. И, хочется надеяться, что ещё во время правления митрополией владыки Феофана грянет пушка у казанского Храма-памятника православным воинам в полдень, как было при царях!

 

В заключение хотелось бы отметить, что главное достоинство нашего митрополита, несмотря на его видимый пиетет к нынешней региональной власти, его фактическая, а главное твёрдая НЕЗАВИСИМОСТЬ. И это даёт надежду не только на видимые и материальные изменения, но и на символические. Например, что режущее русское ухо слово «Татарстанская» уйдёт из названия нашей митрополии, и она снова будет называться Митрополия Казанская и Свияжская. Тем паче, наш Свияжск – отдельная русская православная история, тоже сакральная для всей России.

 

Михаил Юрьевич Щеглов, председатель Общества русской культуры Республики Татарстан, председатель Казанского отдела «Русского Собрания», доцент Международной Славянской Академии наук, образования, искусств и культуры

 


 


 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter