Наследство Сердюкова для Шойгу: мифы и реальность. Хищения.

2. Хищения


Во всей эпопее, связанной с критикой Анатолия Сердюкова, более всего удивительно то, как против него почти единогласно выступили военные, не жалевшие для гражданского министра обороны уничижительных эпитетов.

И это странно, поскольку военное содержание реформ Сердюкова, в общем и целом, должно было военным как раз понравиться. Тем более, что в основном концепт структурных реформ был выработан начальником Генерального Штаба ВС РФ, генералом армии Юрием Балуевским. Наконец, военных должна была воодушевить масштабная программа перевооружения армии, на которую выделялись колоссальные средства. Если смотреть со стороны, то конфликта не должно было быть. Но он возник. Для этого, безусловно, должна была быть веская причина. Отважусь предположить, на основе опубликованных материалов, что истинная причина конфликта офицерского корпуса с Сердюковым и их крайне ожесточенный настрой против него был связан с тем, что гражданский министр сильно сократил им возможности поживиться военными деньгами и имуществом.


Крали все подряд


Этот тезис нуждается в пояснении, поскольку он идет вразрез всему тому негативному пиару, который был создан Сердюкову после его отставки с поста министра обороны. Ниспровергатели Сердюкова, исходя в пафосе обличительства, пользуются манипулятивным приемом, старательно замалчивая то, как воровали в армии до его назначения, и насколько массовым было это явление. Равно как и замалчивают воровство после него, но об этом позднее.

«Независимое военное обозрение» в феврале 2009 года опубликовало некий обзор хищений в армии. Например, там со ссылкой на министра обороны Сергея Иванова, говорится о том, что только в 2004 году только выявлено было фактов хищения одного только авиационного керосина – 9250 тонн. Этого количества топлива хватило бы на 8258 заправок МиГ-29. Или вот другой пример из той же статьи. В Североморске командир одной из частей Северного флота вместе с тремя коммерсантами в 72 приема похитил 15 тысяч тонн мазута на сумму в 350 млн. рублей. По этому хищению был суд, который приговорил фигурантов к лишению свободы на срок от 6 до 13 лет. В 2005 году стало известно, что начальник службы ГСМ воинской части Сибирского военного округа майор Колесов похитил 2,5 тысячи тонн авиакеросина. Начальник службы ГСМ авиационной части Дальневосточного военного округа – 4,1 тысяч тонн авиакеросина на 36 млн. рублей. Сколько было украдено – теперь уже не скажешь точно, поскольку с 1997 года действовал порядок хранения ведомостей на получение ГСМ в течение года, после чего они уничтожались.


Хищение оружия из армии. В 2006 году в МВД РФ состояло на учете 31,3 тысяч единиц похищенного и утраченного оружия из армейских частей и складов, в том числе 23,4 тысяч автоматов, 26 тысяч пистолетов, 2000 пулеметов.

Крали все подряд. В начале 2000-х годов в Минусинске был обнаружен подпольный склад украденного имущества, которое должны были отправить в Монголию и Китай: тягачи, компрессоры, танковые двигатели, запчасти, обмундирование на 3 млн. долларов. Особо отличилась 20-я армия, которая в 2003 году своими масштабными и разнообразными кражами привлекла внимание даже министра обороны Сергея Иванова.


Кражи были далеко не единственным средством незаконного обогащения офицеров. Штурман-испытатель авиаэскадрильи войск РБХЗ, подполковник Игорь Иваньшин рассказал в редакции «Независимого военного обозрения», что командир части собирал с прибывающих на службу в часть деньги: с офицеров 50 тысяч рублей, а прапорщиков 30 тысяч рублей. Когда в части была выявлена недостача 40 тонн авиакеросина, на сумму около 500 тысяч рублей, командир части собрал эти полмиллиона рублей с офицеров части и сдал в порядке возмещения ущерба.

Были весьма распространены поборы за продвижение по службе, предоставление отпусков и увольнений, взятки за выплату довольствия и боевых.


Наконец, в 2006 году Межрегиональное движение «Солдатские матери» по итогам акции «Лишний солдат» подготовило и опубликовало «Доклад о Лишнем солдате», в котором привело факты незаконного использования труда солдат – более 200 эпизодов. Солдат сдавали в своего рода аренду разным коммерческим структурам на работу. Некоторые части «отправляли» на работы десятки и даже сотни солдат в день, существовали даже «биржи труда». Один из осужденных командиров батальона Самарского гарнизона получил за труд десяти солдат плату в 28 тысяч рублей. Заметим, что оправить на работы 200 солдат, получив за каждого от коммерсантов, скажем, 3 тысячи рублей, это значит получить 600 тысяч рублей. В масштабах всей армии подобные нелегальные доходы офицеров вполне могли складываться в миллиарды рублей. Существовал своего рода «оброк», когда командиры требовали от солдат зарабатывать и платить им деньги, по 3-5 тысяч рублей в месяц, или же просто платить за отсутствие в части (в одном из эпизодов по 100 рублей за день отлучки). В частях Северо-Кавказского военного округа отмечались случаи продажи солдат в рабство.


Реформы министра обороны Сердюкова: сокращение срока службы, передача хозяйственных работ гражданским подрядчикам, большее внимание к учениям и боевой подготовке солдат, резко сократили возможности командиров по незаконной эксплуатации труда подчиненных. С 2010 года прекратились, по данным Союза комитетов солдатских матерей, случаи продаж солдат в рабство и сдачу их в аренду строительным организациям. Использование труда солдат, конечно, не прекратилось, но с этого момента свелось к уборке территории части и вывозу мусора, к разного рода нелегальным промыслам, организованным на территории частей. Во всяком случае, заработать на солдатах теперь стало намного труднее и опаснее, чем прежде.

Странный на первый взгляд порядок, введенный Анатолием Сердюковым (и отмененный затем Сергеем Шойгу), когда командировочные листы и рапорты об увольнении и отпусках лично просматривал и визировал министр обороны, явно был направлен против поборов с офицеров за оформление этих документов.


По моему мнению, именно эти обстоятельства стали действительной причиной всеобщей ненависти военных к Сердюкову. Еще бы! Раньше командир части мог положить в своей карман десятки и сотни тысяч рублей сверх своего жалованья, получив их различными поборами, взятками, «оброком» и разнообразными кражами. Если уж решались красть оружие и боеприпасы, грузовики, тягачи, танковые двигатели, ГСМ, то уж кражи продовольствия, обмундирования, инвентаря явно были распространенными, поскольку их выявить было намного труднее. Было от чего исходить злобой и бросаться эпитетами типа того, что министр обороны – «табуреткин».

Формально, по отчетам финансовых проверок армии, в 2000-х годах в Министерстве обороны финансовые нарушения были невелики и составляли порядка 120 млн. рублей. Но при этом, кражи и нелегальные доходы явно давали намного больше, вероятно десятки миллиардов рублей. Точнее уже и не скажешь, поскольку детальных расследований не велось, а статистика не собиралась.


Взятки и нарушения в Минобороны после Сердюкова


Дело «Оборонсервиса», по которому Сердюков проходил в качестве свидетеля, изначально исходило из суммы ущерба в 3 млрд. рублей, но, согласно приговору суда, ущерб был оценен в 550 млн. рублей.

Обычно все это преподносится в качестве примера вопиющей коррупции, которую развел в Министерстве обороны Сердюков. Однако, уже после его отставки, уже при министре обороны Сергее Шойгу, состоялось еще несколько крупных коррупционных расследований в военном ведомстве.

В январе 2016 года получил приговор на 7 лет и 9 месяцев лишения свободы бывший заместитель руководителя Департамента имущественным отношений Министерства обороны Александр Горшколепов. Он был назначен вскоре после снятия с должности руководителя этого департамента Евгении Васильевой – главной фигурантки дела «Оборонсервиса» - и отличился тем, что публично и клятвенно пообещал очистить департамент от взяточников. Обещания он своего не сдержал. По данным следствия, Горшколепов в 2013-2014 годах (то есть при Шойгу уже) получил восемь взяток на сумму 37 млн. рублей от екатеринбургского предпринимателя Андрея Князева с длинным криминальным шлейфом, включая убийство, незаконное хранение оружия и мошенничество.


В декабре 2015 года был арестован и впоследствии осужден на 10 лет лишения свободы бывший глава Департамента аудита госконтрактов Министерства обороны Дмитрий Недобор (назначенный в январе 2014 года, то есть при Шойгу), которого обвиняли в покушении на получение взятки в размере 48 млн. рублей в качестве «отката» за получение контракта на поставку средств управления и связи для воздушно-десантных войск на сумму 6 млрд. рублей.


В сентябре 2017 года были арестованы начальник продовольственного управления Министерства обороны, полковник Александр Бережной и начальник отдела техобеспечения того же управления, полковник Александр Вакулин, которых обвиняли в получении рекордной взятки – 368 млн. рублей, потом сумма взяток выросла до 648 млн. рублей. В январе 2018 года по этому же делу был арестован начальник отдела проведения конкурентных процедур по госзаказу Департамента хозяйственных закупок Министерства обороны Юрий Решетников. Это дело еще не завершено и приговора суда пока нет.


В декабре 2019 года десять лет лишения свободы получил бывший глава Департамента аудита госконтрактов Министерства обороны Максим Куксин, которого признали виновным в получении взятки в 12 млн. рублей, а его подчиненный, начальник второго отдела Департамента аудита госконтрактов Юрий Ефимов (его самого осудили на 5 лет лишения свободы за попытку получения взятки в 2 млн. рублей; попался в ходе оперативного мероприятия) показал, что Куксин требовал от него взятки 11 млн. рублей за продвижение по службе.


Если «Оборонсервис» при Сердюкове – это ужас-ужас и тотальная коррупция, то вот это тогда что? Особенно тот интересный факт, что два директора Департамента аудита госконтрактов Министерства обороны были осуждены за взятки. Это ли не коррупция? Место и в самом деле «жирное», поскольку без разрешения этого департамента нельзя заключить ни один госконтракт на поставку вооружений, техники, оборудования, связи и так далее, в особенности госконтракт крупный, многомиллиардный. Есть чем поживиться.

 

И еще некоторые факты.


Счетная палата Росси при проверке деятельности Министерства обороны в 2017 году выявила нарушения, в том числе неэффективное использование, федеральных и иных ресурсов на сумму 544,5 млрд. рублей. Среди нарушений было предоставление заведомо недостоверной бюджетной отчетности в Счетную палату.

Много это или мало? Для сравнения, по данным Счетной палаты, финансовые нарушения в Министерстве обороны в 2012 году, когда министром обороны был еще Сердюков (отправлен в отставку 6 ноября 2012 года), составили 117,4 млрд. рублей.

Тогда, в 2013 году это казалось умопомрачительной суммой, и Шойгу одним их первых своих поручений воссоздал финансовые инспекции (на основании изменений в Бюджетный Кодекс РФ о внутреннем финансовом контроле и аудите). И что же? Прошло четыре года министерских полномочий Шойгу, и при всем внутреннем финансовом аудите сумма нарушений возросла в 4,6 раза! При этом, по оценке Счетной палаты, около 2% суммы нарушений могут быть связаны напрямую с хищениями и коррупцией, и сумма подобных нарушений в Минобороны в 2017 году могла составить порядка 10,8 млрд. рублей.

 

Итак, можно прийти к такому заключению, обозревая все вышесказанное (разумеется, лишь небольшая часть того, что реально происходило, та часть, которая стала достоянием гласности), что интенсивный пиар против Сердюкова может объясняться тем, что при Шойгу ситуация с расходованием государственных средств в Министерстве обороны ощутимо ухудшилась; во всяком случае, так позволяют считать данные Счетной палаты, опубликованные далеко не полностью, не за все годы и без результатов новейших проверок. Этот пиар отчасти помогал Шойгу избежать нелицеприятных оргвыводов за то, что его подчиненные в министерстве вымогали и получали многомиллионные взятки. Вообще, стоило бы задать вопрос: как так получилось, что Департамент аудита госконтрактов министерства, который должен был стоять на страже правильного и эффективного расходования государственных средств на программу вооружений, оказался таким заповедником коррупции, и что лично министр сделал для его чистки от сотрудников, замешанных или заподозренных соучастии в уже выявленных коррупционных преступлениях? Если ничего не было сделано, то Шойгу должен быть отправлен в отставку.

 

 

 


 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter