«Куда уехал «Минск»?

Предложение Нурсултана Назарбаева перенести «Минский процесс» в Астану – самое обсуждаемое политическое заявление последних дней. Сильный резонанс в мировых масс-медиа показывает, что эта идея также своевременна, как и неординарна. Есть ли выход из «минского тупика» и где он находится?


Напомним, что в ходе визита в США Нурсултан Назарбаев встречался в Белом доме с Дональдом Трампом. Оба президента обсудили идею начать в Астане новый раунд консультаций по урегулированию конфликта в Украине. Как считает казахстанский лидер, сейчас эта идея особенно актуальна, потому что «Минский процесс зашел в тупик».


Есть основания полагать, что украинская тема была поднята в Белом доме с подачи казахстанского лидера.  Для Нурсултана Назарбаева нормализация ситуации на Донбассе давно находится в фокусе пристального внимания. Напомним, что именно помощью президента РК была сделана первая попытка к примирению сторон. Впервые украинский вопрос обсуждался 26 августа 2014 года в Минске, причем в рамках Евразийской тройки. Помимо президентов Украины, России, Беларуси и Казахстана на встрече присутствовали  еврокомиссары - Кэтрин Эштон, Карел де Гюхт и Гюнтер Герман Эттингер.


Минский формат был выбран тогда, как промежуточный этап. Точнее, как первая точка встречи западных представителей, лидеров «евразийской тройки» и Украины. Политический тяжеловес Назарбаев приложил тогда немалые усилия, чтобы убедить западных эмиссаров в разгар конфликта приехать в Минск. Например, Нурсултан Абишевич лично убеждал тогдашнего главу Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. Но высокий евробюрократ уже собирался складывать свои полномочия; видимо, решил подстраховаться перед пенсией и прислал вместо себя сразу трех еврокомиссаров. Следующим этапом переговоров должен быть астанинский формат с участием представителей Госдепа США.


"Вообще это первоначально должно было быть в Казахстане. Я поездки делал, чтобы собрать всех, чтобы встретились там. Так договорились, что в этом направлении будем работать", –  заявил Назарбаев на пресс-конференции в Вашингтоне. Однако с середины января 2015 года на востоке Украины возобновились активные боевые действия на всём протяжении линии фронта. По этой причине запланированные ранее мирные переговоры в Астане с участием глав государств «нормандской четверки» были отменены.


11 февраля 2015 года Владимир Путин, Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Пётр Порошенко прибыли в Минск, затем к ним присоединилась спецпредставитель ОБСЕ Хайди Тальявини. Для президента Белоруссии вторая встреча в Минске стала звездным часом — вернее, шестнадцатью часами. По словам самого Александра Лукашенко, он исполнял скромную роль завхоза и подносил Путину, Порошенко, Меркель и Олланду кофе: «Моя задача была — подносить боеприпасы вовремя».


Но уже скоро практичный белорусский президент понял, какой ценный внешнеполитический актив попал к нему в руки. На площадке «Минска-2» Александр Григорьевич сделал головокружительную карьеру: шагнул из политических изгоев в ряды респектабельных европейских политиков. Белорусский президент перестал быть "последним диктатором Европы", а стал представляться исключительно как «донор региональной безопасности».


Лукашенко удалось выжать максимум возможного из Минских договорённостей, считают белорусские эксперты. С ними согласна и представитель Украины в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы. «Беларусь, предоставляя площадку для переговоров об урегулировании конфликта на Донбассе, получает политическую выгоду независимо от успешности переговорного процесса».


Белорусские аналитики подчеркивают, что «проводить переговоры в Минске было решением сначала двух президентов – белорусского и украинского – Лукашенко и Порошенко, с которым потом согласились канцлер Германии Ангела Меркель и на тот момент президент Франции Франсуа Олланд».


Ну, с хитроумным Лукашенко, как главным бенефициаром «минского процесса» нам все уже понятно. А вот с тугодумным на вид Порошенко ситуация еще интересней. Недавно украинский президент сделал важное признание: минские соглашения он подписал, оказывается, чтобы выиграть время. «Минские соглашения, как бы кто их ни критиковал, дали нам фору, дали нам время для укрепления украинской обороноспособности». И это действительно так!

Недавно Киев заключил долгожданное соглашение по поставкам американского оружия.   Затем Верховная рада приняла инициированный Петром Порошенко законопроект «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях».


В этом законопроекте  о минских договоренностях даже не упоминается, зато президент Украины получил право начать военные действия в любой момент. В украинских СМИ уже появились заявления депутатов из правящей коалиции Верховной рады о том, что руководство Украины больше не считает минские соглашения выполнимыми и что «31 декабря Минские соглашения умирают сами по себе».  По сути, Киев дал четко понять, что никогда не выполнял, и не будет выполнять Минские соглашения.


На мой взгляд, и «нормандский формат», и его детище «Минск-2» хотя и остановили на время горячую фазу конфликта, но имели два принципиальных дефекта. Не все заинтересованные игроки сидели за столом переговоров  - например, США и соседи Украины. Остальные участники переговоров охотно говорили о важности «минского процесса»,  но неохотно его выполняли. Складывалось впечатление, что участники переговоров что-то выжидают.


Если Порошенко как честный плут просто выигрывал время, чтобы укрепить украинскую армию, то российская позиция выглядит клиническим примером странного «двоемыслия». С одной стороны, российское телевидение рьяно убеждало, что Украина вот-вот сама развалится и надо лишь немного потерпеть.  С другой стороны, российские бизнесмены все эти годы были главными инвесторами для Украины и всячески укрепляли ее экономику.


Для Берлина и Парижа это был малозначимый конфликт низкой интенсивности на далекой периферии Европы. Европейские лидеры вспоминали о «минском процессе» лишь в случаях резкого обострения  ситуации на Юго-Востоке.  Да еще раз в полгода, когда надо было продлить санкции против России.


Дипломаты всех стран охотно ездили в гости друг другу и просто на хорошие курорты: жали руки, позировали на камеры и дружно клялись «Минском-2».


Вроде всех все устраивало. Разумеется, кроме жителей Донбасса, оказавших в заложниках повторяющегося день за днем кошмара, вроде персонажей фильма «День Сурка».


Как справедливо отметил Михаил Ремизов, миллионы жителей Донбасса страдают уже много лет. Затяжной конфликт лишил их права на нормальную жизнь, мирный труд и всякой надежды на экономическое развитие. Один из самых индустриальных регионов планеты сегодня превратился зону бессрочной гуманитарной катастрофы.


На Донбассе с надеждой ждут свет в конце тоннеля, а в ответ получают лишь бесконечное лицемерие, имитацию переговоров и дежурные клятвы в «безальтернативности «Минска». Нужен свежий работоспособный план урегулирования конфликта – на это и нацелена прорывная инициатива Нурсултана Назарбаева.


Начало нового астанинского этапа поможет отвести многие беды. Избежать опасного политического вакуума вокруг Донбасса, перезагрузить застопорившийся переговорный формат и, наконец, сможет предотвратить новый виток войны.


Что может сделать Казахстан? Какие есть для этого возможности? Думаю, что очень многое.


Во-первых, сам Нурсултан Назарбаев,  политический тяжеловес, который способен одинаково ровно говорить с Востоком и Западом. К его мнению внимательно прислушиваются в Кремле и в Белом доме, что крайне важно в ситуации взаимного недоверия между Россией и США. Во-вторых, Республика Казахстан имеет заслуженный статус страны-миротворца и честного брокера в международных делах. В-третьих, Астана обладает важным опытом успешных переговоров по Сирии. За одним столом удалось собрать сразу все заинтересованные стороны - от мировых игроков и региональных центров силы до широкого спектра оппозиции, а затем выработать общее взаимопонимание и конструктивную схему решения.


Этот позитивный опыт Астаны крайне важен для урегулирования конфликта на Украине.


Ведь  «заморозка» конфликта не может быть вечной. За прошедший 2017 год число жертв на Донбассе стало рекордным  - это значит, что температура в жерле политического вулкана опасно растет.

По роду занятий мне часто приходится общаться с зарубежными аналитиками – все они открыто высказывали такие же опасения. Новые поставки оружия и радикализм противоборствующих сторон могут спонтанно вызвать новую вспышку насилия, грозящую полномасштабной войной в самом центре Европы.


Консенсус-прогноз таков: избежать надвигающей катастрофы поможет срочная встреча участников конфликта в расширенном составе. Если удастся собрать в Астане всех, кто реально влияет на конфликт в Донбассе, это сразу понизит градус противостояния и позволит найти конструктивное решение.

Представляется, что помимо традиционных участников «нормандского формата» за стол переговоров должны сесть представители США и ряда международных организаций  - ОБСЕ, Евросоюза и ЕЭК. В качестве наблюдателей необходимо привлечь членов «Клуба соседей Украины» – Польшу, Венгрию, Словакию, Румынию и, кстати, ту же Беларусь.


Страны-соседи напрямую заинтересованы в стабильности на своих границах, в регулировании миграционного потока и реализации прав этнических меньшинств. Уверен, что у них есть веские аргументы к миру в регионе, которые должны быть услышаны.


Сегодня у всех сторон конфликта на Донбассе – официальных и реальных, а также у его соседей накопилась заметная усталость от тянущегося не один год противостояния и есть определенный шанс на взаимопонимание.


По сути, у нас появился небольшой коридор возможностей – протяженностью примерно с год. Окно открывается с президентской компанией  2018 года в России, когда можно сделать ряд новых шагов к миру, и завершается с президентской кампанией 2019 года на Украине, где местные радикалы способны пойти на обострение. Думаю, что Нурсултан Назарбаев, как политик мирового уровня, прекрасно понимает все эти моменты.


Дополнительную уверенность успеха переговоров в Астане придает тот факт, что конфликт в Донбассе стал приоритетом в работе ООН на 2018 год.


Напомним, что  Казахстан вместе с Польшей сейчас является непостоянным членом Совбеза ООН. Сегодня Астана и Варшава активно налаживают взаимные отношения, обе страны глубоко заинтересованы в решении конфликта на Украине, который мешает развивать евразийский транзит. Не исключаю, что Казахстан и Польша могли бы выступить  с совместной инициативой по Украине с трибуны Совбеза ООН. Например, предложить новый формат миротворческих сил ООН на Донбассе.


Речь могла бы идти о совместном участии в миссии казахстанских и польских миротворцев, которые имеют богатый опыт проведения таких операций. Возможно даже создание миротворческих сил под двойным казахско-польским командованием, которому будет доверять каждая из сторон конфликта. Разумеется, это должен быть ограниченный контингент, посылаемый в зону конфликта на ограниченное время (примерно год)  с вполне конкретной целью.


Самая главная задача миротворцев на сегодня – подготовка и проведение референдума по самоопределению Донбасса под строгим международным контролем. Пусть жители мятежного региона сами выберут свою судьбу – быть ли им в составе Украины, стать ли независимым государством или получить широкую автономию как СЭЗ. Это позволит прекратить конфликт и даст определенность миллионам жителей Донбасса, который сейчас живут в «подвешенном» состоянии с точки зрения международного права.


Если этот мирный план сработает, то у нас появятся эффективный инструментарий для разминирования многих тлеющих конфликтов на постсоветском пространстве. Тем самым, Казахстан и его лидер – Нурсултан Назарбаев внесут весомый вклад в дело обеспечения евразийской безопасности. В противном случае, проблему Донбасса может решить другой подход — признание Россией республик ЛНР и ДНР и гарантия их безопасности по абхазскому и югоосетинскому варианту.


Альтернатива этим двум сценариям одна – большая война.


В любом случае минская говорильня себя исчерпала.  «Минск-2» уже уехал, даже если спикеры еще остались.

 
Москва, 25 января 2018 года.

Автор - Юрий Солозобов, политолог, директор ИНС по международным проектам (Россия).
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter