Судебная защита: Навальный против ЦИК

Вот вы тут отдыхаете, а Навальный за полторы недели каникул прошёл уже два этапа оспаривания в Верховном суде. И я подумал, что неплохо бы свести и сжато изложить ("коротенько, минут на 40") полное описание ситуации – а то читаю различных авторов и вижу, что многие эту ситуацию толкуют однобоко (причём бока каждый раз разные).
 
В этой статье обсуждается, что же на самом деле сказал наш Конституционный суд про ограничение избирательных прав и что он ещё может сказать по этому поводу. Анализ позиции ЕСПЧ и того, насколько справедлив сам приговор по делу Кировлеса не приводится.
 

1. Сначала факты. ЦИК отказала в регистрации группы избирателей, выдвигающих Навального (вот тут http://cikrf.ru/news/cec/2017/12/25/05.html последний абзац). Отказала со ссылкой на действующее законодательство. Навальный пошёл оспаривать этот отказ в Верховном суде, задача которого – проверить, правильно ли ЦИК применила закон.

 

Следующий этап – Конституционный суд, который должен будет рассмотреть вопрос уже под другим углом, а именно: проверить, соответствует ли сам закон Конституции.

 

2. Теперь от фактов к праву. В Конституции сказано, что "не имеют права избирать и быть избранными граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда".

 

3. Но в двух федеральных законах (о выборах президента и об основных гарантиях избирательных прав) установлены дополнительные запреты. Их формулировку и суть несколько раз меняли (то расширяли, то сужали) и это сама по себе очень интересная история, но излагать её тут было бы слишком долго ("поля этой статьи слишком узки..."). Короче говоря, к Навальному сейчас применили пункт о том, что не может быть избранным тот, у кого есть судимость за тяжкое преступление (даже если он сейчас не находится в местах лишения свободы).

 

4. Позиция Навального заключается в том, что эти дополнительные запреты, установленные в законе, противоречат Конституции (и здравому смыслу). Ну то есть какой тогда вообще смысл в Конституции, если там прописан всего один запрет и не сказано, что законами можно устанавливать дополнительные, а законодатель при этом такие дополнительные запреты установил?

 

Но весь вопрос в том, как именно Навальный будет это доказывать и какие доводы приводить.

 

5. Потому что, к сожалению, по его основному доводу Конституционный суд уже высказался в 2013 году (знаменитое постановление № 20-П). КС тогда сказал, что ничего абсурдного он не видит, и в принципе законодатель вправе устанавливать законом дополнительный запрет на выдвижение своей кандидатуры на выборах, даже если такого запрета нет в Конституции.

 

6. Так это или нет "на самом деле" – вопрос спорный. Вполне можно обосновать и иной подход.

 

Но с практической точки зрения важно то, что за толкование Конституции у нас отвечает КС. И если он вот так сказал, то так и будет (даже если мы с ним не согласны).

 

7. Имеет ли смысл в такой ситуации идти в КС и есть ли шанс там победить?

 

Да, имеет; да, шанс есть (хотя и крайне иллюзорный).


Во-первых, в 20-П КС рассматривал норму закона об основных гарантиях избирательных прав, а соответствующую норму закона о выборах президента, кажется, еще не рассматривал.

 

Во-вторых, в 20-П КС рассматривал предыдущую формулировку законодательного запрета: тогда закон запрещал избираться всем, кто хоть когда-либо был осуждён за тяжкое преступление. КС тогда сказал, что так нельзя, это слишком сурово, и что законодатель должен урегулировать вопрос более гибко. При этом КС высказал очень много размыто сформулированных соображений о том, как такой запрет можно устанавливать и как – нельзя.

 

В результате законодатель чуть смягчил прежнюю формулировку – теперь запрет остаётся не пожизненно, а в течение 10 лет после снятия судимости.

 

8. Получается, что формально сейчас можно пойти в КС и сказать, что вот это новое регулирование снова оказалось недостаточно гибким. То есть упирать не на то, что в принципе в законе нельзя установить дополнительный запрет (это говорить суду бессмысленно, КС уже решил иначе), а на то, что применительно к конкретному случаю новое регулирование снова оказалось несправедливым.

 

И КС (теоретически) может даже согласиться с этим – тут никакого противоречия с его предыдущей позицией не будет. Главное – подобрать из того же 20-П подходящий аргумент, показывающий, что тогда в 2013 году КС уже сказал, что вот так запрет устанавливать нельзя, а сейчас законодатель именно так его и установил.

 

9. Но проблема в том, что часть возможных аргументов из предыдущего пункта уже попробовали применить и до Навального. В частности, совсем недавно, в конце 2017 года попытались доказать, что несправедливо применять запрет к тем, кого осудили хоть и за тяжкое преступление, но приговорили не к реальному лишению свободы, а к условному. Самое интересное, что этот довод действительно можно вывести из самого 20-П.

 

Но нет, не получилось.

 

КС сделал вид, что никакого нового довода по сравнению с 20-П он не услышал и ограничился отказным определением. Правда, в этот раз было уже одно особое мнение – один из судей с доводом про условный приговор согласился

 

10. В итоге имеем такую картину. Чисто теоретически можно найти для КС довод в пользу того, что именно в случае с Навальным не должно быть запрета на участие в выборах. Но самый "железобетонный" (то есть самый простой и убедительный) довод был отвергнут еще в постановлении 20-П, а самый интересный из оставшихся прозвучал в особом мнении судьи Арановского и тоже был отвергнут судом. Все остальные доводы пока выглядят крайне легковесными. И любое решение по ним будет выглядеть уже не как строго юридически обоснованное, а как притянутое за уши (или же обусловленное политическими, а не юридическими мотивами).

 

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter