Тяжкое бремя решения

Этот год оказался очень напряженным в Северо-Восточной Азии. Корея была главным поставщиком новостей: многочисленные учения, ракетные испытания, ядерное испытание 6 сентября 2017 года. Столь интенсивных военных приготовлений до сих пор не наблюдалось. В принципе, вполне очевидно, что обе стороны: США и КНДР, готовятся к войне. Северокорейцы испытали свою термоядерную бомбу и баллистическую ракету, способную доставить ее на территорию США. Американцы же отработали действия крупного авианосного соединения из трех авианосцев, а также действия авиации, включая стратегические бомбардировщики В-1В и новейшие самолеты F-22.


Конечно, от чисто военной готовности к войне до реального ее начала должно пройти некоторое время, потребное на принятие окончательных решений. Президент США Дональд Трамп, насколько можно понять его стратегию, рассчитывает сыграть на обострение, то есть выдвинуть КНДР ультиматум. Если он не будет исполнен, то будет произведен масштабный авиационный налет с попыткой уничтожить руководство КНДР, командование и ракетные позиции. Трамп, судя по учениям и перемещениям боевой техники в регионе, собирается сделать так, чтобы угроза была реалистичной и убедительной.


Корея приблизилась к войне как никогда близко, и с этим уже согласны и те эксперты, которые раньше отрицали саму ее вероятность и возможность.


И вот тут есть некоторые нетривиальные моменты, о которых стоит сказать. Корейский кризис, если он и в самом деле перерастет в войну, затронет не только страны региона, но и Россию.


Первый момент, которым вообще вся эта ситуация отличается — это вопрос выбора. Неуступчивость в позициях подвела всех участников корейской заварухи к точке, в которой нужно сделать выбор. Он нелегкий для всех. Для Ким Чен Ына выбор между войной и выполнением условий США означает, по сути, выбор между шансом на выживание и неминуемой ликвидацией его власти американцами. Да, война — вариант плохой, она может быть кровавой и окончиться поражением, но альтернатива в виде подчинения требованиям США еще хуже, и пример Ливии это показал. Для Трампа стоит тоже непростой выбор между уступками КНДР и войной. Уступки, то есть снятие части требований к северокорейцам, потенциально могли бы привести к разрешению конфликта, но это будет означать, что Трамп — слабак, и что на США нельзя положиться, и вообще американцев можно успешно запугивать. Война же штука для американского президента неопределенная, она может привести к полному краху Трампа как политика, и она же может возвести его к вершинам славы и почета.


Самый счастливый человек из всех союзников США в регионе — это президент Южной Кореи Мун Дже Ин. У него нет никакого выбора, все решат за него и он просто жертва обстоятельств. Ему и думать об этом не надо.


Вопрос выбора стоит также перед Китаем и Россией — странами, традиционно дружественными к КНДР, Это вопрос выбора, кого поддерживать в этом конфликте. Разумеется, было бы выгоднее всего занять позицию посредничества, но такая роль возможна лишь в том случае, если конфликтующие стороны в принципе согласны договориться, чего в корейском случае даже не просматривается. Итак, «за белых или за красных»? Поддержка КНДР означает вхождение в конфронтацию с США, возможно даже вооруженную, что переведет войну из категории региональной в категорию мировой войны. Выступить же в поддержку США или просто остаться в стороне, бросив КНДР на произвол судьбы, означает последующую потерю политического лица и влияния.


Второй немаловажный момент состоит в том, что только один из участников корейского кризиса свободен в своем выборе. Это, конечно, северокорейский вождь Ким Чен Ын, у которого есть практически неограниченный мандат на принятие решений. Он, в сущности, ни от кого не зависит: ни от мнения народа, ни от своего истеблишмента, ни от мнения «мирового сообщества». Потому он может повернуть ключ на пульте пуска ракет в любое удобное для себя время. Пока в США не решились на атаку, для Ким Чен Ына складывается ситуация чистой собственной инициативы.

Другие же участники скованны различными зависимостями и условиями в принятии решений. Иногда они бывают настолько сильными, что навязывают неадекватный и нерациональный выбор.


К примеру, России в принципе было бы выгодно за КНДР вступиться. Причины тому могут быть разные. Во-первых, для демонстрации своей силы и для поддержания репутации большой державы. Во-вторых, чтобы создать США трудноразрешимую проблему, с которой они изрядно поковыряются, и это отвлечет их внимание. Не справившись с ней, США неизбежно начнут утрачивать свое влияние. В-третьих, есть еще и такая причина: покончат с КНДР — возьмутся за нас. В США совсем недавно появилась новая стратегия национальной безопасности, в которой Россия и Китай названы «ревизионистскими» государствами, стремящимися поменять статус-кво в ущерб Америке. Не сказать, что Трамп совсем уж не прав, но с нашей точки зрения гораздо было бы лучше, если бы американцы обломали зубы на Северной Корее, прежде чем добрались бы до нас.


Поводов для того, чтобы вступиться — более чем достаточно. Налагаемые на КНДР санкции давно уже вышли за рамки международного права и подошли к экономической блокаде, которая определяется как агрессивный акт. Были нарушены основополагающие принципы, например, принцип права на самооборону, принцип мирного сосуществования и сотрудничества и многое другое. Россия могла бы выбрать форму своего вмешательства. Можно было бы просто автоматически накладывать свое «вето» на все резолюции в Совете Безопасности ООН по поводу КНДР, и таким образом режим санкций просто не возник бы. Или же можно было сделать заявление в духе того, что или стороны найдут соглашение миром, или же Россия выступит на стороне КНДР, вплоть до применения военной силы. Хотите «умного удара»? Будьте готовы к ядерной войне.


Но такого резкого заворота, скорее всего, не будет. Дело в том, что президент России Владимир Путин тоже очень ограничен в своем выборе решений, и обозначенное выше решение, при всей его мыслимой выгоде, находится за пределами его возможностей. Дело в том, что этому препятствует сам характер сложившегося в России общественно-политического строя. Его условно можно назвать «путинизмом» (как его иногда уже называют) по имени В.В. Путина. Он эту систему создавал не один, но он выступил ее олицетворением.


Путинизм стоит, как это не показалось бы странным, на общественном договоре и пользуется хорошей поддержкой. Это доказывает тот простой факт, что за 17 лет его существования не было ни одной достойной упоминания попытки эту систему свергнуть: ни путча, ни мятежа, ни заговора, ни тем более восстания масс.


Суть этого общественного договора, на котором стоит путинизм, состоит в двух пунктах. Первый — лишь бы не было войны. Второй — лишь бы нам было хорошо. Пункт о войне, для нас сейчас наиболее важный, нужно немного расшифровать. Война в данном случае понимается как война большая, долгая, требующая мобилизации и напряжения усилий всего государства. Мелкие и локальные войны можно вести специально для того подобранными и обученными людьми. Само по себе наличие этих мелких войн, в которых участвуют профессионалы, этому пункту общественного договора не противоречит. Только бы не массированный ядерный удар, только бы не повальная мобилизация, с шинелями, окопами, атаками и прочими принадлежностями большой мясорубки, только бы не бомбежки, талоны, и героический труд в тылу. Патриотизм, пожалуйста, без жертвоприношений на алтарь Отечества.


Потому Путин не может ударить кулаком по столу и потребовать, чтобы от КНДР отстали, ибо это ведет к конфронтации с США, к угрозе большой войны (с ядерными взрывами, шинелями и окопами), к нарушению с его стороны действующего общественного договора и крушению его власти. Если он так сделает, то он довольно быстро падет жертвой молниеносно созревшего заговора. Разве можно всерьез предложить, что бы все нажитое непосильным трудом за двадцать пять лет, все дворцы и виллы, активы, устроенное в «цивилизованном мире» будущее детей было пущено коту под хвост в обмене ядерными ударами? Конечно, нет.


Это и ведет к тому, что Россия держится в корейском вопросе явно невыгодного для себя курса, поддерживая политику, по сути, недружественного себе государства. Вот недавно Россия одобрила очередные предложенные американцами санкции против КНДР, которые по своему замыслу нацелена на то, что как можно сильнее ослабить Северную Корею, а потом насильно ее «демократизировать». Американцы, конечно, не простят многолетних унижений и шантажа, «демократизируют» ее силой, нагло и демонстративно. И Россия это поддержит, потому что — смотрим пункт первый общественного договора путинизма.


Следующий шаг США в продвижении своей политики вполне очевиден. Они оторвут от России всех ее оставшихся союзников. После показательной «демократизации» КНДР Госсекретарю США останется только устроить турне по странам Центральной Азии и сказать тамошним лидерам, что Россия за них не впишется, как не вписалась за КНДР, за дружественное государство, и по этой простой причине им нужно срочно сменить политическую ориентацию с Москвы на Вашингтон. После этого глобальное политическое противостояние можно считать в основном выигранным, и у США будет еще некоторое историческое время для существования и решения своих проблем. Разумеется, за счет слабых стран, неспособных по тем или иным причинам принять решение.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter