Тулинские пряники

Чем обернется для российской банковской системы коррупционная схема зампредов ЦБ Дмитрия Тулина и Василия Поздышева.

 

Российский банковский сектор сегодня ежедневно и ежечасно подвергается, если можно так выразиться, бомбардировкам с помощью высокоточного оружия, то бишь Центробанка. Апофеоз уничтожения российских кредитных организаций совпал с третьим по счету приходом на ключевые должности в регуляторе Дмитрия Тулина.


Каждый приход в Банк России этого специалиста знаменуется резонансными скандалами, за которыми следует его отставка и уход в тень, как правило зарубежную, причем весьма престижную.


Не обошлось без коррупционного скандала и на этот раз. Сегодня в экспертном сообществе активно обсуждают новость о том, что Промсвязьбанк получил с помощью ЦБ огромный кредит в размере 150 млрд руб, несмотря на своё предбанкротное состояние, и без всякого обеспечения. То есть Дмитрий Тулин и Василий Поздышев вытаскивают всеми возможными способами банк братьев Ананьевых, не имеющий значительного веса на финансовом рынке, тогда как банки «Югра» Алексея Хотина, «Открытие» Вадима Беляева, Вагита Алекперова, Александра Мамута, Леонида Федуна и Бинбанк Михаила Шишханова, Михаила Гуцериева фактически были отобраны у их собственников. К слову, владельцы указанных банков предлагали самые разные варианты выхода из кризиса, но их даже не стали принимать к рассмотрению! А вот банкиров Ананьевых Дмитрий Тулин решил почему-то во что бы то ни стало спасать, причем, за чужой счет. Также не ушло от внимания общественности и журналистов то, что первый зампред регулятора Тулин направил в Правительство письмо, в котором сообщил, что ЦБ не имеет возражений против включения Промсвязьбанка в перечень уполномоченных банков по сопровождению контрактов государственного оборонного заказа. И это не смотря на то, что банк находится в труднейшей финансовой ситуации и может легко сорвать исполнение важнейшего государственного задания.


Что может означать для российских финансов третье, ознаменовавшееся очередным скандалом, пришествие Тулина?


Чем может обернуться его неприкрытый протекционизм по отношению к избранным счастливчикам, скажем, тому же Промсвязьбанку? И жестокая неумолимость по отношению к попавшим, похоже, в черные тулинские списки «Югры», «Открытия» и Бин-банка?


Украинское дежа-вю


Чтобы лучше представить себе стиль и специфику его по настоящему выдающихся, пусть и сомни тельных манипуляций в финансовой сфере, обратимся к ситуации в соседней Украине.


На днях Эксперты международного рейтингового агентства Standard & Poor’s (S&P) указали, что, скорее всего, Украина не получит до конца года очередного кредитного транша МВФ. Вина Незалежной оказалась в том, что она слишком медленно расстается с со своей «незалежностью» и не успевает вовремя принимать требуемые для нового транша законодательные акты, в том числе проект закона о продаже сельскохозяйственных земель.


В целом требования МВФ к Украине во многом напоминают историю взаимоотношений этой финансовой организации с Россией начала 90-х. Тогда Москве также приходилось расплачиваться за каждый финансовое вливание частью своей экономической независимости.


Известно, что, как и в России, продажа сельскохозяйственных земель на Украине запрещена. Россия хоть и отстояла право не продавать свою землю иностранцам, но за кредиты МВФ расплатилась разваленным сельским хозяйством и 60%-ной зависимостью по продуктам питания от внешнего рынка.


Наверное, поэтому новости о том, как США с помощью Международного валютного фонда громят Украину, очень напоминают тревожившие душу среднего россиянина в 90-е годы сообщения о срыве очередных переговоров российского правительства с МВФ - о неполучении очередного миллиарда долларов, который, как в то время казалось из сообщений приватизированных СМИ, только и мог спасти Отечество.


Вступив в МВФ в 1991 году, уже в 92-м Россия впервые обратилась за первым кредитом. В июле 1992 г. тогдашний директор-распорядитель фонда Мишель Камдессю и Егор Гайдар подписали первое соглашение о помощи в размере $6 млрд., и уже в августе МВФ предоставил первый транш на $1 млрд. Однако последующие транши Россия начала получать с большими задержками. Используя кредиты, как пресловутую морковку для осла, МВФ всякий раз как будто «одаривал» российское правительство за правильное, с его точки зрения, поведение, и наказывал за «самоуправство».


Но у России, не смотря на засилье в стране проамериканского лобби на самом высоком уровне, все же нашлись тогда патриоты и здравые головы, которые не позволили державеразбиться насмерть на американских горках. Украина же, похоже, готова следовать всем указаниям МВФ, простонемного не поспевает за той скоростью, с которой инструкции приходят из Вашингтона.


Офшорные схемы Дмитрия Тулина


Есть еще один момент, который в истории с кредитами МВФ делает Украину и Россию похожими друг на друга. Эти кредиты здесь имеют обыкновение исчезать, не доходя до субъектов экономики.


Сторонники сотрудничества с МВФ утверждают, что украсть кредиты фонда невозможно, поскольку они идут на пополнение валютных резервов Центрального банка, либо на финансирование дефицита бюджета. Но в этих утверждениях есть элемент лукавства. Конечно, можно согласиться, что воруют уже не деньги МВФ, а деньги национального бюджета, но многое ли это меняет? Именно неразборчивость руководства Центрального банка в начале девяностых в раздаче средств МВФ вызывает сегодня так много вопросов.


Кстати, более подробно о том, как из Центробанка выводились средства, не стесняясь, рассказал несколько лет назад в оппозиционном издании «Слон» нынешний первый заместитель председателя ЦБ Дмитрий Тулин, в период с 1994 по 1996 работавший исполнительным директором от России в МВФ.


Биографияэтого человека удивительна тем, что он единственный из представителей финансовой рати лихих 90-х, который, пройдя через многочисленные скандалы, не только остался, образно выражаясь, «с таким-то счастьем и на свободе», но и в 2015 году был вновь назначен на одну из ведущих ролей в Центральном банке.


«Работа» Дмитрия Тулина с «ничейными деньгами» МВФ началась еще в 1992 году, когда он уже был заместителем председателя Центробанка, курировавшим международные операции. «Офшорные компании, как известно, создаются не только для уклонения от уплаты налогов, но и для сокрытия от посторонних глаз истинных собственников управляемого такими компаниями имущества», - рассказывает Тулин в статье «Что общего между ФИМАКО и Gunvor», в которой он доказывает, что расположенная на острове Джерси компания FIMACO была гораздо «правильнее» в качестве посредника между государством и конечным потребителем, чем компания Геннадия Тимченко Gunvor.


Между тем, история FIMACO, кстати, до сих пор, покрыта информационным мраком, и до сих пор до конца не развеяны подозрения, что эта структура, через которую были прокачаны миллиарды бюджетных долларов, была «дочкой» государственного Евробанка, и что далеко не все эти деньги возвращены государству. Похоже, с этой фирмой работали умелые финансовые «медвежатники», настоящие джентльмены удачи. И когда читаешь эти тулинские откровения, перед глазами так и встает образ финансового аристократа, наставляющего сегодняшнюю банковскую молодежь, что «правильные» джентльмены криминального мира должны вскрывать квартиры, где деньги лежат, набором тончайших отмычек, а не ржавыми увесистыми «фомками».


Показательно, что именно Дмитрий Тулин подписал 19 ноября 1992 г. с руководителем Евробанка Юрием Пономаревым соглашение, которое предусматривало размещение средств первого транша МВФ через этот бывший советский загранбанк на счетах оффшорной компании FIMACO. В своей статье Тулин пытается оправдаться,описывая историю, которая, цитируем автора,  «в свое время ославила меня и моих товарищей, сделав нас без вины виноватыми в глазах правоохранительных органов и журналистов».


Не скрывая, что сам является одним из авторов скандальной схемы по размещению Банком России части международных резервов страны через офшорную компанию ФИМАКО (FIMACO) в период 1993–1998 годов, он очень не убедительно пытается объяснить, зачем Центробанку России потребовалось выводить в офшоры валюту в смутные 90-е. Якобы вывод средств понадобился для того, чтобы «при вопиющей бедности» спрятать мизерные российские валютные активы от кредиторов. В первую очередь от напасти «в виде судебных исков швейцарской фирмы Noga, которая имела претензии… к российскому правительству по внешнеторговым операциям 1991 года».


В его стенаниях так и слышится голос популярного литературного персонажа: «Не корысти ради, а токмо волею пославшего мя ЦБ!»

 

 

«Никакого криминала в таком способе управления резервами не было», - считает Тулин, хотя и оговаривается - «В связи с использованием внешнего казначейства в Париже в качестве посредника, между внутренним казначейством в Москве и конечными контрагентами по размещению резервов на Западе, возникали дополнительные операционные риски. Это риски добросовестных и недобросовестных ошибок – уже не только на уровне головного офиса Банка России, – но и в его парижской «дочке». К тому же, и контроль над операциями со стороны внешних аудиторов при такой схеме размещения иностранных активов ослабевает».


По его словам «это обстоятельство смущало аудиторов, особенно на фоне возросших рисков ошибок и злоупотреблений». Аудиторы даже рекомендовали руководству Банка России «выбрать в качестве агента по размещению валютных резервов инвестиционный фонд с более известной репутацией, чем ФИМАКО».


«Тулин, вы что там, одурели?»


Иногда комментаторы называют Тулина человеком Геращенко, и чуть ли не борцом за национальные интересы страны, но каждый раз удивляет, что после их сотрудничества в период с 1992 по 1994 год, их последующее пересечение приводит Тулина к потере работы. В 1998 году, когда после августовского кризиса Геращенко сменит в ЦБ Дубинина, Тулина почти тут же уволят из государственного Внешторбанка. Журналисты тогда сетовали, что такому опытному банкиру «пришлось довольствоваться скромной должностью старшего советника в Европейском банке реконструкции и развития».


Впрочем, Тулин, как известно и там не пропал. А недоверие к нему Геращенко, возможно, как раз и можно объяснить тем, как «растворялись» деньги МВФ. Как вспоминал сам Геращенко: «В 1992 году, когда Минфин получил первый транш кредита МВФ, эту валюту, естественно, положили на наши счета, встал вопрос: как и куда её размещать. …В 1992 году я как раз вернулся в Центробанк России и, столкнувшись с проблемой, сказал председателю правления Внешторгбанка России Юрию Владимировичу Полетаеву: «Юра, людей, специалистов по валютным операциям у нас нет! Дмитрий Тулин разбирается в общих экономических проблемах, но надо кому-то размещать валютные средства. Пришли мне человека»… Начали работать, вскоре приходит Т.В. Парамонова (она тогда в банке контролировала исполнение госбюджета, расчёты и бухгалтерию) и жалуется: «У нас валютные счета не зачисляются в баланс!» … выясняется, что операции действительно в баланс не вносятся, а действия записываются только на листочке: «Размещено 30 млн. долларов через Chase Manhattan Bank с такого-то числа на три месяца по такой-то ставке». И ребята даже дату закрытия не ставят. Я вызываю Тулина: «Вы что там, одурели?! Разве так делаются валютные операции? Есть же в банке back-офис, всё должно фиксироваться в бухгалтерии!».


Признает, мягко говоря, «недостаточный» контроль за деньгами МВФ и сам Дмитрий Тулин, но в более дипломатической форме: «Юридическая и финансовая документация аудиторам, конечно, предоставлялась, но сплошную, «сквозную» проверку всех документов от головного офиса Банка России до его зарубежных учреждений аудиторы (Coopers&Lybrand) выполнить не могли».


Как Дмитрий Тулин из Вашингтона России помогал


Не удивительно, что многие эксперты, в частности из группы анализа и планирования при председателе Правительства РФ утверждают, что средства уже первого кредита МВФ были выведены за рубеж, как минимум не сыграв никакой роли в отечественной экономике. А как максимум, можно только догадываться, кто стал их конечным получателем…


Еще более сомнительную роль МВФ сыграл в истории с кризисом 1998 года, когда Россия была вынуждена объявить дефолт по своим внешним обязательствам. Сейчас в МВФ принято отрицать, что фонд навязывал те или иные действия российским властям. Однако в те годы эксперты МВФ не возражали и против финансирования бюджетных расходов за счет ГКО. В официальных документах фонда в октябре 1997 года с похвалой указывалось, что только нерезиденты с начала 1996 года накупили их уже на $10 млрд. Тогда МВФ с радостью поддерживал этот проект, из-за которого рухнула отечественная экономика, предоставляя России рекордные кредиты.


Примечательно, что если в 1992-1994 годах МВФ предоставлял займы по $1,15 млрд в год, то уже в 1995-м сумма кредитов выросла до $6,8 млрд. Удивительным образом это «оживление» в отношениях России с Международным валютным фондом совпало с назначением Дмитрия Тулина в конце 1994 года новым исполнительным директором МВФ. Именно его утвердило руководство фонда со штаб-квартирой в Вашингтоне для реализации своей финансовой политики в отношении основного геополитического противника. И, судя по всему не ошиблось.


Активность американских специалистов в России за годы работы Дмитрия Тулина в Вашингтоне возросла многократно. В 1996 году МВФ при участии Дмитрия Тулина выдает России и вовсе беспрецедентный кредит за всю свою историю - $10,1 млрд! Такого скачка в процентном отношении не происходило ни в одной стране СНГ и Балтии за весь период их постсоветского сотрудничества с фондом.


Тогдашний американский президент Билл Клинтон в выступлении перед начальниками штабов США в том знаковом 1995 году так оправдывал большие расходы на Россию: «Последние 10 лет политика в отношении СССР… убедительно доказала правильность взятого курса на устранение одной из сильнейших держав мира… Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием: мы получили сырьевой придаток… Поэтому нельзя скупиться на расходы… Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, …но уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью… В ближайшее десятилетие предстоит решение следующих задач: расчленение России на мелкие государства путём межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии; окончательный развал ВПК и армии; установление режимов в оторвавшихся от России республиках, нужных нам».


Как говорится, комментарии излишни.


В 1994 году Дмитрий Тулин сменил на посту первого исполнительного директора МВФ от России Константина Кагаловского. Судьбы этих людей оказались тесно перекручены друг с другом, и можно даже предположить, что курировавший внешние финансовые связи и отношения с МВФ Дмитрий Тулин держал это место под себя в случае увольнения из Центробанка. В ноябре 1993 года Тулин вместе с Кагаловским входили в специально созданную правительством «рабочую группу для координации по подготовке платежного баланса РФ за 1993 год и его прогноза на 1994 год, а также для ведения переговоров с МВФ по вопросам платежного баланса» Но в 1994 году случилось то, чего эта рабочая группа не спрогнозировала: катастрофический обвал рубля. Вот что пишет об этой ситуации принимавший участие в расследовании ситуации Александр Коржаков:


«Резкое снижение курса рубля явилось результатом, по существу, согласованной акции ряда коммерческих банков, финансово-промышленных групп и отдельных должностных лиц правительства и Центрального банка России». Этим «должностным лицом» из Центробанка, участвовавшем в согласованных акциях по обвалу рубля, Коржаков называет именно Дмитрия Тулина.


После скандального увольнения из ЦБ экс-зампред почти тут же улетает в Вашингтон, где получает отдельный кабинет в штаб-квартире МВФ на 19-й улице. А Константин Кагаловский собирает вещи и прилетает в Москву, где тут же становится первым заместителем председателя правления банка «Менатеп» - доверенным лицом Михаила Ходорковсокго по всем его внешним финансовым операциям.По информации журнала Forbes именно Кагаловский разработал идею приватизации крупных государственных компаний через залоговые аукционы. Позднее он активно участвовал в сделке «заём в обмен на акции», в результате которой группа Михаила Ходорковского «Менатеп» получила под контроль нефтяную компанию «ЮКОС».


В 1999 году Кагаловский вместе со своей супругойНатальей Гурфинкель, главойвосточно-европейского отделения Bank of New York, оказался замешан в громком деле об отмывании через американский банк Bank of New York (BoNY) денег из России.


После ареста Ходорковского Кагаловский сразу же улетает в Лондон, где жила после увольнения из BONY его супруга. А вскоре вместе с бывшим российским медиа-магнатом Владимиром Гусинским он учреждает и финансирует кабельный телеканал ТВі, который становится резко оппозиционным украинским властям с приходом к руководству страной Виктора Януковича и играет впоследствии заметную роль в событиях на Майдане.


Тесные отношения с Гусинским связывали и Дмитрия Тулина, которого неоднократно уличали в лоббировании интересов банка «Мост» и его владельца. В частности, в 1994 году Тулин внезапно выступил на стороне Гусинского, обвинявшегося в нарушении валютного законодательства, заявив, что внесение валюты в уставной капитал российских предприятий никакого согласования с ЦБ не требует. А вскоре зампред ЦБ угодил в большой газетный скандал, после того как журналисты обнаружили его личный коттедж в загородном комплексе холдинга «Медиа-МОСТ» в поселке Чигасово на Рублевско-Успенском шоссе, где располагались поместья самых близких Гусинскому людей, включая Генри Резника, Игоря Малашенко, Евгения Киселева и других либеральных деятелей. Близкий сосед Тулина по дачному поселку Евгений Киселев и будет помогать Кагаловскому раскручивать на Украине новый прозападный телеканал.


Свой среди чужих


Как известно, помощь Запада прекратилась сразу же, как только Россия объявила мораторий на 90 дней по возврату кредитов западным контрагентам, точнее по всем платежам в валюте за рубеж. После этого МВФ не предоставил России ни одного кредита, несмотря на то, что переговоры о них велись еще в 1999 году, когда мораторий был снят. Очевидно, что не иначе как по случайному стечению обстоятельств единственным в России банкиром, кто оказался верен западным партнерам больше, чем национальной экономике, стал Дмитрий Тулин, возглавивший к тому моменту крупнейший в стране Банк внешней торговли РФ.


Отсидевшись за рубежом до тех пор, пока информационный шум вокруг его персоны не улегся, Тулин в 1996 году возглавил по сути, тогдашнюю внешнеторговую «дочку» ЦБ. Тулин приходит в банк в тот самый год, когда Россия, как мы помним, получает крупнейший в истории МВФ кредит, а на рынок ГКО допускают нерезидентов, т.е. западных банкиров и спекулянтов. Внешторгбанк, который с кредитами МВФ начал работать еще с 1992 года становится одним из крупнейших операторов, по выводу денег из российского бюджета за рубеж. Руководство банка в лице Тулина не смогло отказать себе в этом даже тогда, когда уже все рухнуло, и вернуло своим западным партнерам почти миллиард долларов. Не удивительно, что Тулина потом долго обвиняли в том, что он практически обанкротил банк, нанеся ему подобным решением убыток 1,2 млрд. рублей.


Все помнят тяжелейшее положение российских банков после дефолта в августе 1998-ого: курс рубля упал за полгода более чем в три раза - с 6 рублей за доллар перед дефолтом до 21 рубля. Как вспоминал известный экономист Сергей Васильев, через пару дней после дефолта глава Центробанка Сергей Дубинин собрал у себя основных банкиров России, чтобы объясниться. Было принято коллективное решение объявить мораторий по возврату кредитов западным контрагентам, точнее по всем платежам в валюте за рубеж. Тем не менее, председатель правления этому решению не подчинился, выплатил иностранцам задолженности в твердой валюте, и, тем самым, практически обанкротил банк.


Ситуацию тех лет наглядно отразил так называемый «Список Примакова». Возмущенный коррупцией и почти открытым воровством государственных средств, председатель Правительства РФ Евгений Примаков в мае 1999 года поручил компетентным органам составить своего рода рейтинг расхитителей национальных богатств. Список из 162 фамилий, подозреваемых в экономических преступлениях, открывал под № 1 Борис Березовский. Владелец группы «Мост» Владимир Гусинский, в дачном поселке-«Птице» которого так хорошо «примостился» Дмитрий Тулин, занимал позицию № 44, а сам Тулин попал в список под № 68.


Новый руководитель ВТБ Юрий Пономарев, назначенный Виктором Геращенко, обвинил Тулина в том, чтобанк получил убыток в 1 млрд руб.». Фамилия Дмитрия Тулина активно замелькала в прессе того времени также вокруг активно лоббируемого правительством Касьянова плана по приватизации ВТБ. За взаимодействие банка в московском ЕБРР отвечал именно Тулин. По утверждению немецкой газеты «Handelsblatt», взявшей интервью у президента ЕБРР Жана Лемьера, банк собирался выкупить 20% акций ВТБ всего за 300 млн. долларов. Кроме того, 200 млн долларов за акции банка планировало заплатить дочернее учреждение Всемирного банка IFC. То есть второй по величине банк страны мог уйти в иностранное владение практически за копейки! Однако план провалился.


Не менее серьезные виды на ВТБ в те годы имел конкурент «европейцев» из ЕБРР – Борис Березовский. И некоторые аналитики предполагали, что Тулин, когда возглавлял Внешэкономбанк, мог раскачивать и экономически ослаблять вверенный ему банк именно для того, чтобы продать его лично Березовскому.


Третья «ходка» Дмитрия Тулина


Как бы то ни было, третье пришествие Дмитрия Тулина в Центробанк состоялось, несмотря на то, что первые два неизменно приводили нашу страну к падению в финансовую пропасть и сопровождались грандиозными скандалами, из которых Тулин столь же неизменно выходил, что называется, сухим из воды.


В настоящее время у Дмитрия Тулина в третий раз появилась реальная возможность обрушить, на этот раз, весь банковский сектор Российской Федерации. Ведь на сей раз в Банке России он курирует банковский надзор. Это только в русской сказке волку не поручают пасти овец, а в реальности серых разбойников порой считают наилучшими пастухами.


Чего можно ожидать о новоявленного пастуха российских банков, представляется уже весьма и весьма четко. При этом Дмитрий Тулин, надо отдать ему должное, умеет облекать свои с позволения сказать, достижения, в изящную словесную оболочку.


Вроде бы всем в руководстве страны понятно, что оздоровление российской банковской системы нельзя доверять людям, которые причастны к резонансным финансовым скандалам. А ведь доверяют!


Не стоит большого труда догадаться, куда снова купит билет Дмитрий Тулин после ожидаемого вследствие его третьего восшествия в ЦБ обвала российских финансов. Но, впрочем, может и не успеть купить. После третьего раза удача может отвернуться.


Российские финансы на сегодняшний день поют, извините за прямоту, похоронные романсы. И эту печальную музыку им пишет не столько Минфин США, инициатор жестких антироссийских санкций, сколько отечественный инсайдер, центробанковский терминатор Дмитрий Тулин. Есть все основания полагать, что уже в самое ближайшее время его деструктивная активность может привести к реальному коллапсу российского банковского сектора, коллективному паническому воплю «Спасайся, кто может!», после которого от российских банков останутся одни руины. Понятно, что в таком случае Тулин далеко от российских правоохранителей не уйдет. Но кому от этого будет легче?

 

Первая публикация - блог А.Трушкова

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter